Ранее из категории История технологий: статья ""

Лавочкин. Первые реактивные (2)

Предыдущая страница

Ла-11И конструкторы учились, причем действовал Семен Алексеевич смело и уверенно — так, словно всю жизнь только и проектировал реактивные самолеты. Однако, вступая в век реактивный, Лавочкин не расставался с винтомоторными истребителями. Напротив. Одновременно с «изделием 150», как называли в КБ первую реактивную машину, рождался Ла-11 — истребитель повышенной дальности. Последний член обширной семьи винтомоторных самолетов Лавочкина впитал в себя лучшие черты старших собратьев, но для Лавочкина он был уже вчерашним днем.

Известный конструктор советских вертолетов Михаил Леонтьевич Миль, друживший с Семеном Алексеевичем, рассказал мне, как однажды Лавочкина вызвали в высокую инстанцию. Ее руководителя интересовало, какую же машину запускать в крупную серию — отработанный Ла-11 или же только что оперившийся МиГ-9, первый реактивный истребитель Микояна и Гуревича. Неожиданно Лавочкин сказал: —    Полагаю, что МиГ! Совет произвел впечатление разорвавшейся бомбы. —    Как? Ла-11 — отработанный самолет, а МиГ...

Даже откровенная подсказка не сбила Лавочкина. Семен Алексеевич отлично понимал парадоксальность ситуации: Ла-11, впитавший трудный опыт фронтовых лет, способный действовать как перехватчик и истребитель сопровождения, выглядел рядом с новорожденным МиГом мудрым стариком. Но это было одновременно и его слабостью — как у всякого старика, у Ла-11 были меньшие перспективы. Если бы над страной нависала тогда непосредственная угроза войны, то, несомненно, предпочтение надо было бы отдать Ла, но такой угрозы не было и, хотя Ла-11 требовал втрое меньше времени, нежели МиГ, Лавочкин без долгих раздумий отдал предпочтение МиГу.

Ла-11За первую самостоятельную машину Лавочкин взялся через десять лет после получения диплома инженера. Первой реактивной предшествовал гораздо больший опыт. Но то, с чем столкнулись конструкторы, вступив в реактивный век, не укладывалось в рамки этого незаурядного опыта. Вторжение в реактивную авиацию преподнесло новое неизвестное, обладавшее к тому же и весьма непостоянным характером. Этим неизвестным в первые месяцы и годы реактивной эры стал двигатель. Он представлял собой в ту пору источник неожиданностей, большей частью неприятных. Быть может, следовало дождаться, пока моторостроители освободят самолетчиков от опасных сюрпризов, но Лавочкин не хотел ждать. Нарушив все традиции, Семен Алексеевич решил заняться двигателем у себя в КБ.

Группа моторостроителей была невелика. Работали в маленькой мастерской. Гоняли двигатели на доморощенных стендах, исследуя возможность дожигания топлива в сопле. Несмотря на кустарщину, добились получения дополнительной тяги. Форсажная камера, неотъемлемая часть любого современного турбореактивного двигателя, — свидетельство того, что работы шли не зря. Доработка двигателя оказалась одной из тропинок к победе. Второй, более важной, стала аэродинамика.

Продолжение..

Далее из категории История технологий: статья ""