Форма входа





Поиск на Азбукиведи

Пользовательский поиск в







Приветствую Вас, Гость | Группа "Гости" |
АЗ БУКИ ВЕДИ - "Я буду знать" 

Первая страница на пути в прошлое | Профиль | Регистрация | Вход | Выход | RSS


Первая страница на пути в прошлое » Библиотека материалов » Факты достойные внимания

Некоторые особенности военного искусства в берлинской операции (2)
Начало статьи:
"Некоторые особенности военного искусства в берлинской операции"

Оперативная маскировка в целом достигла цели. Противник значительно усилил авиационную разведку района Грюнберг, Грюссен, Губен и района Штаргарц, Пиритц. Его авиация бомбила ложные мосты через Одер в полосе 33-й армии и в районе ложного сосредоточения наших войск южнее Штеттина. Усилилась и наземная разведка немцев на участках ложной подготовки наступления, особенно на рубеже (иск.) Фюрстенберг, Губен. Все это привело к тому, что на направлении главного удара уменьшились потери в личном составе и боевой технике. От врага удалось скрыть численность и мощь удара нашей группировки войск.

Дезориентирование противника о направлении главного удара успешно проводилось и на правом крыле 1-го Украинского фронта (начальник инженерных войск генерал И. П. Галицкий). Особого внимания заслуживает применение дымов. На главном направлении 1-го Украинского фронта по р. Нейсе были поставлены дымовые завесы на фронте 92 км, на вспомогательном направлении и в полосе 21-й армии — на фронте 218 км, т. е. всего на фронте 310 км. Такого широкого размаха применения дымов не было еще ни в одной операции второй мировой войны. Наши войска почти в 3 раза перекрыли фронт дымопуска союзников при форсировании р. Рейн.

Перед началом операции в течение пяти дней производился ложный дымопуск в полосе 21-й и 52-й армий, демонстрирующих ложные выгрузки и сосредоточение войск. В день операции после начала артиллерийской подготовки на 1 ч 10 мин были подняты дымы на главных направлениях армий и на 2 ч 30 мин — на вспомогательных.
Передовые батальоны, форсировавшие Нейсе, использовали главным образом ручные дымовые гранаты. Применяя дымы, войска сумели навести не только штурмовые мостики, но и часть основных переправ и перебросить по ним на противоположный берег передовые части с артиллерией и танками.

Постановка дымовых завес на широком фронте дезориентировала противника и не позволила ему точно определить главные направления наступления армий. Дымы облегчили переправу передовых частей.
В целом в результате проведенных мероприятий по оперативной маскировке советскому командованию удалось скрыть от врага силу удара, время перехода наших войск в наступление и частично направления главных ударов армий. Опыт Берлинской операции наглядно показал необходимость умелого сочетания маскировочных мероприятий с дезинформацией противника.

Известно, что значительные трудности представляет подготовка наступления с плацдарма, так как последний в основном предопределяет замысел и направление главных ударов и снижает элемент внезапности. В этом отношении поучительной является организация наступления с кюстринского плацдарма, где на площади 540 кв. км были сосредоточены и подготовлены к боевым действиям четыре общевойсковые армии и громадное количество боевой техники. В среднем на каждый километр плацдарма приходилось 1282 человека, 28 орудий и минометов, 7 танков и самоходно-артиллерийских установок, 4 установки реактивной артиллерии и 85 автомашин. Опыт показал, что сосредоточение такого большого количества сил и средств на плацдарме стало возможным лишь в результате завоевания нашей авиацией господства в воздухе. Этому способствовали также напряженная работа войск по расширению емкости плацдарма посредством создания густой сети траншей и ходов сообщения и надежное прикрытие переправ и войск на плацдарме от ударов вражеской авиации.

В Берлинской операции был сделан новый шаг вперед в применении самой решительной формы боевых действий — окружения противника12. Во-первых, здесь был создан столь гигантский «котел», что в него попала 400-тысячная группировка врага. Во-вторых, окружение завершилось в короткий срок, на восьмой день операции. В-третьих, уже в замысле Ставка ВГК и командование фронтов предусмотрели при осуществлении маневра на окружение отсечь часть сил 9-й армии противника и изолировать их от берлинской группировки.

Операция поучительна быстрой ликвидацией окруженных группировок врага. Если в битве под Сталинградом на уничтожение 330-тысячной группировки было затрачено более двух месяцев, то в Берлинской операции в течение девяти дней были одновременно ликвидированы две крупные группировки, насчитывавшие по 200 тыс. человек каждая. В отличие от предыдущих операций франкфуртско-губенская группировка была разгромлена не в районе ее окружения, а несколько западнее, так как ей удалось на некоторых участках прорвать внутренний фронт окружения. Основным методом ликвидации окруженной группировки являлось отсечение от нее отдельных частей, быстрое обволакивание их резервами с последующим уничтожением ударами по сходящимся направлениям со всех сторон.

Следует отметить и такую особенность, как использование общевойсковых армий (3-й и 28-й), составлявших второй эшелон фронтов, для завершения окружения и разгрома франкфуртско-губенской группировки противника.
Иначе происходило уничтожение окруженной группировки в Берлине. Здесь гитлеровцы, опираясь на сильную оборону, не стремились вырваться из окружения. Поэтому основным методом являлось вбивание глубоких «клиньев» в систему обороны врага, что приводило к отсечению целых районов города и уничтожению противника по частям. В результате к концу апреля группировка гитлеровцев в Берлине оказалась рассеченной на три группы: в восточной, центральной и западной частях города.

Осуществление в короткие сроки окружения сильной группировки противника с одновременным рассечением ее на части и уничтожением каждой из них порознь является проявлением высокого искусства командного состава и мастерства советских воинов. Опыт Берлинской операции еще раз наглядно подтвердил, что маневр на окружение и уничтожение противника должен представлять собой единый процесс.
Интересные особенности были и в отражении контрударов противника. Контрудар 3-й танковой армии севернее Берлина наносился нерешительно и был отражен войсками 2-го Белорусского фронта в процессе наступления.

Контрудар герлицкой группировки противника (которая продвинулась до 30 км) с целью срыва наступления 1-го Украинского фронта был отражен с места. В оборонительных боях герлицкая группировка была обескровлена и вынуждена прекратить наступление. После небольшой паузы войска 1-го Украинского фронта перешли в наступление и разгромили ее.
В Берлинской операции четко взаимодействовали советские войска с 1-й и 2-й армиями Войска Польского под командованием генералов С. Г. Поплавского и К. К. Сверчевского по цели, времени и пространству. Обе армии входили в состав 1-го Белорусского и 1-го Украинского фронтов. Польские войска внесли достойный вклад в разгром берлинской группировки противника и были отмечены приказом Верховного Главнокомандующего Советскими Вооруженными Силами.

Для тактики наших войск характерным являлись: нарезка узких полос и участков прорыва, четкая постановка боевых задач, глубокие боевые порядки, решительное массирование сил и средств на направлении главного удара. Стрелковые корпуса, например 21 и 4 гв. ск, обычно имели полосу наступления 7—8 км, а участок прорыва — 3—5 км. В стрелковых дивизиях полоса наступления и участок прорыва совпадали и в большинстве случаев составляли 1—2 км. Стрелковые полки прорывали оборону противника на участке 700—1200 м, а батальоны — 500—1000 м.
В Берлинской операции в отличие от многих предыдущих боевые задачи фактически уже во всех соединениях и частях четко подразделялись на ближайшую, последующую и задачу дня. Наиболее характерной ближайшей задачей для стрелковой дивизии являлся прорыв двух позиций (глубина 4—5 км), последующей — прорыв трех позиций и задачей дня — прорыв двух полос обороны на глубину 10—12 км.

Следовательно, стрелковые дивизии в первый день боя должны были фактически прорвать всю тактическую зону обороны противника. Четкое подразделение задач по этапам боя давало возможность лучше организовать взаимодействие между подразделениями.
Боевой порядок частей и соединений строился в два эшелона, в него включались артиллерийские группы, артиллерийско-противотанковые резервы, подвижные отряды заграждения и резервы других родов войск. Глубокие боевые порядки отвечали требованиям прорыва сильной и хорошо подготовленной в инженерном отношении обороны.
За счет достаточного количества средств усиления командирам соединений удавалось достигнуть больших плотностей, особенно по артиллерии — до 300 орудий и минометов на 1 км участка прорыва, а также иметь значительное превосходство над врагом:    по батальонам — в 4—5 раз, в
артиллерии — в 7—9 раз, в танках — в 4 раза.

Наступлению войск 1-го Белорусского фронта предшествовала разведка боем, которая в отличие от ранее осуществленных операций, проводилась 14 и 15 апреля 32 разведывательными отрядами силой до усиленного стрелкового батальона каждый. Цель ее состояла в уточнении огневой системы обороны противника, его группировки, определении сильных и наиболее уязвимых мест оборонительной полосы.
Действия разведывательных подразделений сопровождались мощным огнем артиллерии, включая крупные калибры орудий. Противник принял разведку боем за начало нашего наступления. Передовым батальонам удалось в течение двух дней уточнить оборону врага и совместно с введенными в бой полками первых эшелонов продвинуться на глубину 2—5 км, преодолеть зону наиболее плотных минных заграждений. В результате было произведено некоторое изменение в планировании артиллерийского наступления. Так, например, для армий 1-го Белорусского фронта, действовавших на главном направлении, артиллерийская подготовка сокращалась с 30 до 20 мин (кроме 8-й гвардейской армии).

Впервые в ходе войны артиллерийская подготовка, а также атака войск проводились ночью. С началом наступления было включено 140 зенитных прожекторов, расположенных через каждые 200 м. Свет интенсивностью более 10 млрд. свечей залил поле боя. Применение прожекторов для ослепления вражеских войск было новшеством, неожиданным для врага, ошеломившим и на определенное время психологически подавившим его.
Широко и в самых разнообразных формах осуществлялись тактические действия наших войск в Берлине. Свыше 600 зенитных орудий крупного и среднего калибра были поставлены фашистами для ведения огня прямой наводкой и главным образом для противотанковой обороны. Танки, в том числе и неисправные, но имевшие годное артиллерийское вооружение, закапывались на перекрестках улиц, у мостов и использовались как огневые точки. В городе были сосредоточены отборные эсэсовские полки и полицейские части под командованием Монке начальника личной охраны Гитлера. Фашисты упорно дрались за каждый квартал, за каждый дом. Бои носили ожесточенный характер. В данных условиях советские войска действовали штурмовыми отрядами, штурмовыми группами, которые составляли основу боевых порядков стрелковых и танковых соединений. Штурмовой отряд состоял из усиленного стрелкового батальона или роты, а штурмовая группа — из усиленного стрелкового взвода.

Широкое применение штурмовых отрядов и групп в боях за Берлин позволяло быстрее овладеть опорными пунктами и узлами сопротивления противника. Усиление штурмовых отрядов и групп артиллерией, танками и самоходно-артиллерийскими установками повышало их ударную силу и самостоятельность. Боевой порядок штурмового отряда состоял из боевых порядков штурмовых групп, огневой группы и резерва. В огневую группу включались артиллерия крупных калибров, минометы, а также танки и самоходно-артиллерийские установки. В резерв выделялся усиленный стрелковый взвод, иногда стрелковая рота. Резерв должен был заменять действующие штурмовые группы, закреплять успех, отражать контратаки и очищать от противника захваченные объекты. Штурмовая группа включала подгруппу захвата, огневую подгруппу и резерв.

Стрелковый полк в боях за город строился в два эшелона. Второй эшелон предназначался для смены первого, для штурма новых объектов, отражения контратак и закрепления успеха.
Командные и наблюдательные пункты были максимально приближены к боевым порядкам. При этом районы их расположения указывались старшим начальником. Это давало возможность командирам стрелковых частей и соединений видеть боевые порядки своих подразделений и непрерывно управлять ими в бою на основе личных наблюдений. Благодаря хорошей работе войск связи управление отличалось устойчивостью и не нарушалось. Основным средством связи было радио.

Большую роль в операции сыграла артиллерия. В ее применении наблюдается много поучительных моментов. Один из них — массирование артиллерии на главных направлениях (70—80 проц.), в результате чего во фронтах были достигнуты максимальные плотности по сравнению с другими операциями Великой Отечественной войны (около 300 орудий и ми-нометов на 1 км фронта прорыва). Новым и интересным было проведение короткой (20 мин на 1-м Белорусском, 40 мин на 1-м Украинском 15 и 45—60 мин на 2-м Белорусском фронтах) артиллерийской подготовки и артиллерийской поддержки в ночных условиях методом двойного огневого вала на глубину 2 км и далее одинарным огневым валом еще на 2 км (1-й Белорусский фронт). Управление огнем ночью осуществлялось не по сигналу пехоты, а по времени. При этом предусматривалось повторение огня по рубежам огневого вала, если пехота и танки отставали от огневого вала или задерживались противником. Огневой вал в глубину перемещался скачками через каждые 100 м. Опыт показал, что огневой вал, рассчитанный по времени, может применяться в ночных условиях.

В операции получил наиболее полное выражение метод создания артиллерийских групп не по целевому назначению, а по организационно-тактическому принципу. В каждом войсковом звене имелась своя артиллерийская группа. Этот опыт не потерял актуальности и в наши дни.
Характерным для Берлинской операции явилось и то, что по сравнению со многими предшествовавшими операциями артиллерия трех фронтов израсходовала в ходе боевых действий огромное количество боеприпасов — свыше 7 200 вагонов снарядов и мин.
Решающую роль артиллерия сыграла и в штурме Берлина. Здесь широко использовались крупные калибры, вплоть до 203-мм гаубиц, для стрельбы прямой наводкой. В боях за Берлин характерной особенностью применения артиллерии являлась ее децентрализация: большая часть артиллерии придавалась стрелковым подразделениям и штурмовым группам для ведения огня прямой наводкой.

Продолжение здесь
"Некоторые особенности военного искусства в берлинской операции 3"


Категория: Факты достойные внимания | Добавил: ivanov (31 Июль 2012)
Просмотров: 3895 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright roma@rio © 2017