Форма входа





Поиск на Азбукиведи

Пользовательский поиск в







Приветствую Вас, Гость | Группа "Гости" |
АЗ БУКИ ВЕДИ - "Я буду знать" 

Первая страница на пути в прошлое | Профиль | Регистрация | Вход | Выход | RSS


Первая страница на пути в прошлое » Архив "Исторических интересностей" » Просто факты

Последняя пьеса Л. Толстого
10 Январь 2013, 22:45
Предыдущая страница здесь

Последняя пьеса Л. Толстого

В.ПанинаЕще в ранней молодости Лев Николаевич замышлял написать повесть о цыганах. В 1852 году этой теме он посвятил рассказ «Как гибнет любовь», затем повесть «Два гусара», в которой упоминается Стеша — солистка известного тогда хора Ивана Васильева:
«Стешка славно пела. Ее гибкий звучный, из самой груди выливавшийся контральто, ее улыбка во время пения, смеющиеся страстные глазки и ножка, шевелившаяся невольно в такт песни, ее отчаянное вскрикивание при начале хора — все это задевало за какую-то звонкую, но редко задеваемую струну. Видно было, что она жила только в песне, которую пела»...
Позже, прослушав в грамзаписи «Коробейник», напетый Варей Паниной, Лев Николаевич сказал, что в ее интонациях слышится «бог знает какая древность».
Откуда такой интерес писателя к музыкальному творчеству цыган? Возможно, сказалось влияние старшего брата Сергея Николаевича (1826—1904), страстно увлекавшегося цыганским пением (он даже женился на хористке Марии Шишкиной).
...27 января 1900 года Толстой занес в дневник: «Захотел написать драму «Труп», набросал конспект».
В конспекте указано: «Федя у цыган... Пляска».
30 октября новая запись:
«Как не вечерняя заря.
Размолодчики.
Канавэла.
Шэл мэ верста».
Эти названия старинных цыганских песен упоминаются писателем в драме «Живой труп» во второй картине первого действия, где выступает хор цыган. Тонкий знаток цыганской музыки, Лев Николаевич ввел в драму шесть песен из репертуара цыганских хоров конца XIX века. Он помнил их. Этими песнями славился тогда знаменитый московский хор Петра Соколова. («Соколовская гитара до сих пор в ушах звенит»).
Их песни по ходу действия слушает главный герой Федя Протасов. В них он ищет забвения от лицемерия и лжи. Приятель Афремов вторит ему:
«...Понимаешь умру, в гробу буду лежать, придут цыгане... понимаешь?.. И запоют «Шэл мэ верста» — так я из гроба вскочу...»
Пьеса «Живой труп» писалась долго, с перерывами и подвергалась неоднократным переделкам. По сравнению с первым вариантом в последующих, помимо исправлений, добавлены ремарки. В одной значится — в число необходимых песен включить еще величальную «За дружеской беседою». В самый поздний (канонический) текст Толстой ввел новый персонаж. Это музыкант, он тоже любит цыганское пение и, восхищаясь им, хочет сделать нотную запись мелодии, но вынужден признаться:
«Невозможно. Всякий раз по-новому». Протасов высмеивает его усилия: «Не запишет. А запишет, да в оперу сунет, все изгадит...»
Пьесу опубликовали после смерти Толстого. Сначала в газете «Русское слово», затем отдельным изданием. Осенью 1911 года ее поставили одновременно два ведущих театра страны: в Петербурге — Алексаидринский (режиссер В. Мейерхольд), в Москве — Художественный (К. Станиславский).
В том же 1911 году «Живой труп» поставили многие театры Европы.

Е.А.Поляков
Сюжетом пьесы «Живой труп», как известно, послужил скандальный бракоразводный процесс. Участники этого судебного дела по воле писателя стали прототипами героев драмы.
«Надо разрушить эту пакость»,— говорит драматург устами Феди Протасова. Под «пакостью» подразумевался самодержавный строй, душивший свободное проявление человеческих чувств. Обличительный пафос драмы — в разоблачении лживой морали и фарисейства законов буржуазно-дворянского общества.
Московская премьера состоялась 23 сентября. Цыганку Машу играла (и пела) Алиса Георгиевна Коонен, Федю Протасова — И. М. Москвин. Хор цыган составили из молодых артистов Художественного театра (среди них был Е. Вахтангов). Судя по отзывам, эти новоявленные «дети степей» своим исполнением покорили даже самых придирчивых меломанов, знававших, «что за хор певал у Яра».
При подготовке спектакля выяснилось, что песню столетней давности «Шэл мэ верста» помнил только один человек — старый цыган Егор Поляков. Лишь с его помощью удалось сделать нотную запись мелодии и разучить ее. Постановка пьесы Художественным театром вызвала небывалый интерес публики. Граммофонные фирмы выпустили пластинки. В журналах появились объявления: «Величайшая сенсация настоящего сезона! Пластинки цыганских песен, исполняемых в новой бессмертной пьесе Л. Н. Толстого «Живой труп».
Несколько этих пластинок хранится в моей коллекции. Этикетаа одного из дисков гласит: «Ай да канавэла». Из драмы «Живой труп» Л. Н. Толстого. Знаменитый стрельнинский цыганский хор под управлением И. Г. Лебедева».

Добавил: ivanov | | Теги: Л.Толстой
Просмотров: 1581 | Рейтинг: 5.0/2
Всего комментариев: 0

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright roma@rio © 2017