Ранее из категории История технологий: статья ""

Радио и телевидение на войне.

Радио и телевидение на войне. журнал "Наука и жизнь" №11-12  1940г. В настоящее время военные операции на суше и на море своими успехами в значительной мере бывают обязаны хорошей радиосвязи. Даже беззащитный транспорт, быстро потопленный подводной лодкой, иногда успевает послать по радиосообщение с указанием места своей гибели. Это известие нередко играет роль «загробной мести»: истребители и самолеты мчатся по указанию радио и, выследив врага, уничтожают его огнем своей артиллерии и глубинными бомбами. Группа солдат, отрезанная от главных сил, может спастись, посылая секретные сообщения посредством переносного передатчика, работающего на ультракоротких радиоволнах. Такие передатчики широко применялись во время боев в Северной Франции, когда разбитые на отдельные отряды французы и англичане дрались, почти не зная, что происходит на смежных участках фронта. В массовых атаках танковых германских частей радиосвязь между отдельными танками имела исключительно большое значение. Когда шли самые ожесточенные бои на Западе, над неприятельскими позициями летали не только самолеты, бросавшие бомбы и обстреливавшие пехоту из пулеметов, но и такие машины, деятельность которых была как будто безобидной: они лишь «смотрели» на происходящее внизу. Но при помощи своих коротковолновых передатчиков эти самолеты корректировали артиллерийский огонь, они являлись наблюдательными пунктами, «висевшими» над самыми неприятельскими позициями… …После испытаний сравнительно больших самолетов, являющихся точной копией обыкновенных самолетов, конструкторы усиленно экспериментируют с новым типом радиоуправляемого самолета — летающей торпедой. Это — маленькая машина очень обтекаемой формы, снабженная радиоприемником, антенной и всеми механизмами, нужными для превращения радиоимпульсов в ряд механических движений. Нос летающей торпеды наполнен большим количеством взрывчатых веществ. Торпеда взрывается при ударе о мишень, прямо на которую «радиоснаряд» ведется обыкновенным самолетом с командой. Этот последний может держаться на расстоянии сотни километров от торпеды и находиться, следовательно, в сравнительной безопасности. Чтобы команда самолета видела, куда летит торпеда, в ее носу устанавливается телевизионный передатчик; он «смотрит» на все происходящее перед ним и посылает импульсы, улавливаемые телевизионными приемниками на самолете. В результате на экране перед командой самолета возникает картина пути летящей торпеды. Управление торпедой благодаря применению такого устройства значительно облегчается. С командой ли будут нападающие самолеты или без нее,— все равно одинаково важно вовремя обнаружить их и открыть заградительный огонь из зенитных орудий. Для этой цели служат различные звукоулавливатели. Эти приборы имеют существенный недостаток — неточность указаний, зависящую от отклонения и преломления звуковых волн вследствие движения воздушных потоков разной плотности. Теперь уже появились другие приборы, действующие при помощи ультракоротких радиоволн, посылаемых в эфир и подобно лучам прожектора нащупывающих там «препятствия», мешающие их распространению. Наткнувшись на самолет, ультракоротковолновые излучения отражаются и улавливаются особым приемником. Соответственно характеру отражения автоматически производится наводка орудий в нужном направлении, и они открывают огонь без всякого участия человека. Подобные приборы сделаны в США. Кроме использования радиоволн для связи и для довольно проблематичного пока управления на расстоянии мощными боевыми машинами — танками самолетами и т. д., они могут найти применение для взрывов на расстоянии мин, заранее установленных под водой и под землей. В начале этой войны вновь усиленно циркулировали слухи об изобретении, наконец, настоящих «лучей смерти», останавливающих работу двигателей, в которых вспышки горючего производятся при помощи электрической искры, проскакивающей между электродами свечей мотора. Но нельзя себе представить — по крайней мере сейчас — аппаратуры, настолько мощной, чтобы сигналы, посылаемые ею в эфир, были достаточно сильны для нарушения ритма зажигания в моторах. Кроме того, моторы дизеля, устанавливаемые теперь на некоторых самолетах, вовсе не имеют частей, на которые могли бы воздействовать радиоизлучения. Телевидение лишь сравнительно недавно заинтересовало военных изобретателей, но уже сейчас здесь достигнуты известные результаты. Имеются сведения, что на военных самолетах в виде опытов устанавливаются специальные телевизионные передатчики, посылающие изображения в приемные станции. Летая над неприятельскими позициями, такой самолет может непрерывно посылать изображения на свои командные артиллерийские и другие посты. В США недавно испытывался телевизионный передатчик, установленный на самолете, летавшем над Нью-Йорком. Изображения, уловленные телевизионными приемниками, находившимися на расстоянии около 200 км, оказались поразительно четкими. На экранах можно было легко разглядеть людей, работавших на крышах небоскребов, волны, поднятые ветром в Нью- йоркской гавани, и т. д… …В происходящую сейчас войну совершенно особое значение приобрела радиопередача как средство связи с тылом противника. Никогда раньше нельзя было так удобно обращаться через головы солдат к людям, находящимся по ту сторону фронта. Цель этой передачи —разложение вражеского тыла при помощи ложных сведений, уверений, что борьба абсолютно бесполезна. и т. п. За последнее время появилось множество специальных радиостанций, занимающихся исключительно этими частыми «рейдами» в тыл противника. О значении этой «войны в эфире» можно судить по тому, что в США организован специальный институт, занимающийся изучением вопросов борьбы с пропагандой на коротких волнах. На всякий случай создаются мощные радиостанции, предназначающиеся для вытеснения «чужих» радиоволн, когда это понадобится. В Шенектедди построена мощная коротковолновая станция, которая в любой момент может дочиста «подмести» эфир вдоль всей Южной и Северной Америки, если здесь появятся нежелательные коротковолновые передачи. Станция в Шенектедди, созданная по последнему слову техники, справедливо называется американцами «Большой радиоБертой» (по имени германской пушки, обстреливавшей Париж в войну 1914 — 1918 гг.). «Большая радио-Берта», в частности, рассчитана на страны Южной Америки, и ее программа составляется применительно ко вкусам тамошнего населения, которое эта радиостанция, по мнению американцев, призвана сберегать от чуждых влияний. Если же музыки для танцев и прочего окажется недостаточно, «Большая Берта» может мгновенно устроить на соответствующей волне так называемый «бруйяж». «Бруйяж» — новый термин, употребляемый во Франции—обозначает беспорядок, путаницу в эфире, создаваемые нарочно, чтобы заглушить неприятельские радиопередачи. Для этого существуют особые устройства, производящие страшный шум. Устройства могут быть и механическими и электрическими. Полученный шум, как обыкновенная передача, излучается антенной на той волне, передачу на которой надо «забить». «Бруйяж» применяется и на сухопутном фронте, и на море, и в тылу. Посылая в тыл противника свою радиопередачу, враги не действуют наобум. Программа передачи всегда тщательно составляется с учетом того, как ее отдельные элементы будут действовать на нервную систему слушателей. Даже музыка играет здесь большую роль. Если передаются сведения, рассчитанные на угнетение слушателя, то и музыка, передаваемая в промежутки, отличается мрачным характером. Американцы теперь часто пишут. что радио стало средством не информации, а дезинформации, т. е. ложной информации. В США существуют должности «интерпретаторов» — людей, сообщающих по радио военные сводки воюющих стран и тут же дающих комментарии. Особенно популярными «интерпретаторами" часто бывают военные корреспонденты, которые приобрели большой опыт в чтении между строками военных сводок. В американских радиожурналах появляются статьи под странными названиями, вроде —«Как слушать военные сообщения». В одной из таких статей говорится, что «взятие» неприятельского города только по радио имеет иногда большое значение. Правда, нередко таких «штурмов» приходится делать много, чтобы вызвать соответствующий эффект. Но если тыл крепок,— радиопропаганда бессильна, ибо теперь большинству уже понятна военная цель подобных «известий». Радиостанции, сделавшиеся орудием войны, не смолкают ни на секунду. Они ведут свой «огонь» из подземных укреплений, которым не страшны самые разрушительные бомбы, обращаются к солдатам противника, к их семьям в тылу, забивают чужую передачу, всячески стараются поднять боевой дух своих солдат и своего тыла. Передачи ведут на всех языках, и обычно диктор бывает соответствующей национальности, чтобы ни один оттенок звука, чуждый для слушающего, не проскользнул в радиопередаче… …Во французских колониях за прием иностранных радиопередач полагалась смертная казнь тут же возле приемника. В Англии тяжелое наказание ожидает человека, у которого найдут обыкновенные радиолюбительские детали, пригодные для постройки хотя бы самого маленького радиопередатчика. И все же тайные передатчики и тайные приемники принимают деятельное участие в этой «войне в эфире», ведущейся с необычайным ожесточением и начавшейся гораздо раньше, чем загремели на фронтах орудия.
Далее из категории История технологий: статья ""