Ранее из категории Политика: статья ""

Императрица австрийская Елизавета и королева нидерландская Вильгельмина

Продолжение, начало на этой странице

...Весть об этом страшном злодеянии пришла в Вену в шестом часу вечера. Народ не хотел верить и осаждал редакции газет, требуя подтверждения ужасного известия. Траурные рамки газетных прибавлений, быстро отпечатанных и пущенных в народ, послужили мрачными подтверждениями горестного события. Вся Вена, радостно ликовавшая по поводу юбилейных празднеств, погрузилась в траур.

Горестное известие передал императору австрийский министр-президент граф Тун, постаравшийся подготовить к нему маститого монарха. Еще не оправившись от утраты, постигшей его со смертью кронпринца Рудольфа, престарелый император поражен был новым страшным горем. Поняв из слов министра, что нежно любимая его супруга, с которой он прожил 46 лет, убита на чужбине, вдали от всех, и лежит бездыханная в отеле, император, несмотря на свое изумительное самообладание, упал, как  подкошенный, в кресло и простонал с отчаянием: «Никакой мне нет пощады на этом свете». Затем император просил министра оставить его одного. Когда затем к императору явились ближайшие придворные, император сказал обер гофмейстеру Лихтенштейну: «Никак  нельзя понять, каким образом человек мог поднять руку на эту женщину, которая в течение всей своей жизни никому не делала зла, а только творила добро». Этот вопрос, полный горькой укоризны, явился у всех тех, кто хоть только немного знал светлую личность покойной императрицы.

Правители всего мира выразили по телеграфу царственному вдовцу чувства горячего соболезнования. В этом отношении монархи явились выразителями чувств всех своих подданных. Весь мир потрясен этим страшным злодеянием и, творя молитву об упокоении души императрицы Елизаветы, желает от души маститому монарху сохранить твердость духа в этом тяжелом испытании.
1898г.
Далее из категории Политика: статья ""