Ранее из категории Политика: ""

Политическое обозрение. Куба. Манила. Австро-венгрия 1898г.

Политическое обозрение.

Текст из журнала "Нива" № 25 стр. 500 за 1898г.

Испания переживает тяжелые дни, угрожающие этому некогда великому государству роковыми последствиями.
В то время как испанская резервная летучая эскадра адмирала Камера избрала из Кадикса направление в океан, а затем снова вернулась в испанский порт, — официальные донесения из Манилы оповестили о безнадежном положении испанцев и их начальника генерала Аугусти: предводитель филиппинских инсургентов Агвинальдо поднял восстание и, разбив испанцев в нескольких стычках, осадил Манилу, отрезав ее от всех провинций, охваченных восстанием. Агвинальдо действует заодно с адмиралом Девеем, ожидающим сухопутных сил из С.-Франциско, чтобы сломить испанский гарнизон. Испанцами приняты все меры сопротивления, но на туземцев и добровольцев плоха надежда. По дальнейшим известиям, инсургенты, причинив испанскому отряду большие потери, подступили к самой Маниле.

На Кубе положение дел тоже далеко не утешительно для испанцев: адмирал Сервера, на которого возлагалось столько надежды, «закупорен», испанцы не только не могут угрожать атлантическому побережью Штатов, но не в силах даже помешать линии сообщения американцев с Кубой, куда высланы уже американские регулярные войска, а за ними — отряды добровольцев. По последним известиям, американские транспортные суда с войсками уже приплыли к Сант-Яго. Начальник  войск  генерал Шафтер и адмирал Сэмпсон сошли на берег и распоряжаются высадкой в нескольких пунктах, недалеко от Сантъ-Яго. Теперь военные события станут, очевидно, развиваться быстрее. Все рассчеты испанцев на какие-то раздоры в Штатах, на их неподготовленность к серьезной борьбе оказались напрасными: янки взглянули на борьбу, как  на дело патриотическое, затрагивающее честь великой республики, и отнеслись к нему со всею серьезностью деловых людей. Не испытывая недостатка в средствах и не гоняясь за парадной выправкой, американцы прямо приступили к делу с присущею им практичностью и без всякого бряцания ветхими рыцарскими доспехами.

В Австро-Венгрии дело улажения внутренних разногласий не подвинулось ни на шаг.
С возобновлением заседаний рейхсрата 20-го мая начались бесцельные дебаты, из которых видно было, что граф Тун, не поладив с оппозицией, избрал противонемецкий курс, что, разумеется, привело в ярость немцев-обструкционистов. Целый ряд скандалов, парализовавших законодательную деятельность парламента, разбили окончательно попытку графа Туна примирить чехов с немцами. Задача правительства оказалась неразрешимой: в программу правых групп, состоящих из славян и немцев клерикалов, входит переустройство монархии на началах федерации или по крайней мере — автономии всех земель Австрии при равноправности языков; немецкие же обструкционисты стоят за безусловную административную и парламентскую централизацию с исключительно немецким языком. На совете министров 1-го июня, в виду безвыходного положения, решено было отсрочить заседания рейхсрата, при чем наиболее важные меры привести в исполнение помимо парламента императорским указом, в силу 14-ой статьи австрийской конституции, После доклада графа Туна о затруднительном положении правительства в вопросе об языках и экономическом соглашении с Венгрией, император Франц-Иосиф приказал отложить сессию рейхсрата до сентября. По отзыву политических кружков, ближайшим поводом к отсрочке заседания рейхсрата послужил скандал 26-го мая: неоднократно призываемый к порядку вождь оппозиции Вольф упомянул в своей речи о "припадке бессмысленного лойялизма всех и каждого по случаю празнеств в честь императора", закончив скандал криком: "немцев заставили прибегнуть к  обструкции, а теперь остается им одно средство — прибегнуть к революции".

Текст из журнала "Нива" № 25 стр. 500 за 1898г.

Далее из категории Политика: ""