Ранее из категории История технологий: статья ""

Великий русский ученый

Предыдущая страница здесь Расцвет научной деятельности По возвращении Зинина в Казань начался наиболее блестящий период его научного творчества. Уже через год появилась его знаменитая, упомянутая выше статья о методе превращения нитросоединений в амносоединения (анилины). Эта работа была первой частью намеченной Зининым обширной серии исследований по изучению действия сероводорода на органически вещества. Кроме анилина, он в той же статье описал и второе открытое им вещество — нафтиламин (аналогичное анилину производное нафталина); и это соединение имеет колоссальное значение в красочном производстве. Огромная заслуга Зинина заключается в том, что он не успокоился на одном частном открытии, хотя и исключительной важности уже поминавшийся выше А. В. Гофман писал, что «если бы Зинин не сделал ничего более, кроме превращения нитробензола в анилин, то и тогда его имя осталось бы записанным золотыми буквами в истории химии». Зинин сразу же оценил возможности своего метода и уже в следующей работе (1814 г.) описал еще два новых соединения, полученных с помощью этого метода,— фенилендиамин и нафтилендиамин. В третьей работе (1845 г.), посвященной новым приложениям открытого им «изящного способа превращения» (по выражению Гофмана), Зинин сообщил об открытии аминобензойной кислоты. Еще более расширив границы применения своей реакции, Зинин в 1845 г. открыл бензидин — вещество, лежащее в основе огромного и исключительно важного класса бензидиновых красителей. Статьи Зинина, печатавшиеся в «Бюллетене Петербургской академии наук», вызывали глубокий интерес в научном мире и регулярно перепечатывались иностранными специальными журналами. Н. Н. Зинин никогда не увлекался внешней стороной научных открытий. Он чрезвычайно глубоко охватывал изучавшиеся им явления. Так, изучая процесс образования азобензола, он открыл промежуточный продукт реакции — азоксибензот (1845) и тем самым пролил свет на сущность происходящей реакции. Широта охвата каждого изучавшегося вопроса и глубина проникновения в самую суть процесса — характерные черты научного творчества Зинина. Великий русский ученый Наша родина создала немало ученых, поражавших весь мир своей исключительной разносторонностью. Достаточно вспомнить хотя бы Ломоносова — поэта и создателя русского литературного языка, химика, физика, геолога, минералога, теплотехника и т. д., или Менделеева — химика» физика, метеоролога,  метролога, экономиста и т. п. К такому же типу русских ученых принадлежит и Н. Н. Зинин. Математик и механик по образованию, ученик Лобачевского, он до конца жизни сохранил любовь к этим предметам, живо интересовался всеми их новостями и не раз помогал студентам, да и преподавателям, разбираться в тонкостях математического анализа. Смолоду увлекшись естествознанием, Зинин и в дальнейшем оставался в курсе всех новейших достижений различных его отраслей. Уже будучи профессором химии и ведя большую исследовательскую работу в лаборатории, он помогал друзьям выполнять диссертационные работы по анатомии осетровых рыб и по анатомии фаланги. Не только студенты, но и специалисты обращались к нему за справками о новых открытиях по химии, физике, технологии, сравнительной анатомии, физиологии, минералогии и фармации. Приглашенный в 1847 г. профессором химии в знаменитую Петербургскую медико - хирургическую (впоследствии Военно-медицинскую) академию, Зинин сразу же изменил здесь всю постановку преподавания химии. Вопреки всеобщему мнению он утверждал, что основа медицины не анатомия (которая изучает лишь строение организма), а химия и физика, ибо только они могут дать возможность разобраться в сложных и разнообразных физиологических и патологических процессах, совершающихся в организме. Поэтому и свой курс он строил широко и фундаментально. Это не прошло бесследно. Медико-хирургическая академия в прошлом веке была передовым, ведущим научным учреждением России. Н. Н. Зинин благодаря умению создать дружескую и теплую рабочую обстановку всегда был окружен множеством учеников. «И теплота искренних отношений... связывала профессора с учениками, — писал один из них, знаменитый химик А. М. Бутлеров.— Иногда и доставалось молодежи от Н. Н., когда она того заслуживала, доставалось подчас не на одних словах — полушутливая брань сопровождалась колотушкой. Никто этим не обижался, вполне позволялось тем же самым отвечать и профессору, но охотников на такие ответы бывало мало», так как Зинин, одаренный незаурядной силой и ловкостью (в молодости он без труда прыгал через двухметровые заборы), в таких случаях сжимал противника, как в тисках, и ему доставалось препорядочно. Все это сопровождалось смехом обеих сторон и присутствующих». Зинин никогда не отказывался помочь словом и делом человеку, которого заела нужда или над которым стряслась какая-нибудь беда. Эго создавало ему широкую популярность среди всех, с ним соприкасавшихся. Научные заслуги Зинина были по достоинству оценены его современниками. В 1855 г. Академия наук избрала его адъюнктом, в 1858 г.— экстраординарным, а в 1865 г. — ординарным членом. При основании Русского химического общества (1868 г.) Зинин был избран его президентом и оставался в этом звании 10 лет. Он был непременным членом Военно-медицинского ученого комитета и участником многих комиссий: по постройке Исаакиевского собора, по составлению новой военной фармакопеи и т. д. В 1867 г. Зинин был членом жюри на всемирной Парижской выставка. «Горячий патриот» глубоко и разумно любивший Россию, понимавший и принимавший к сердцу ее интересы, Н. Н. прежде всего ревностно отстаивал автономию русской науки»,— писал сотрудник Зинина, профессор химии и знаменитый композитор А. П. Бородин
Далее из категории История технологий: статья ""