Ранее из категории Ярославская губерния: ""

Василий Гаврилов МаринВ свое время много говорилось о подвиге крестьянина Марина, показывающем сметливость и находчивость ярославца; теперь этот подвиг начал уже забываться, так  как  с того времени прошло около пятидесяти лет; поэтому нам представляется совершенно уместным напомнить о нем.

Крестьянин Ярославской губернии, Ростовского уезда, деревни Иевлева, Шулецкой волости, Василий Гаврилов Марин занимался сначала кровельным мастерством, потом котельным, наконец поступил на Колпинский завод, близ Петербурга.

В 1852 году Марин отправился на родину повидаться с родными и в начале марта 1853 года собрался обратно в Петербург. Доехав до Москвы на лошадях, он с товарищами опоздал на машину и должён был переночевать в Москве. Утром на другой день отправлялся товарный поезд, а потому Марин должен был отложить свой отъезд до трех часов того же дня, 11 марта. «Люди деревенские ведь любопытные — (так  рассказывал Марин) — а я в Москве отроду не бывал. Вот и пошли мы полюбопытствовать на чудеса Белокаменной». Дорогою они узнали, что Большой театр горит, и отправились туда. Марин прибыл на пожар уже в самый разгар его. Театр горел внутри, и пламя вылетало в крыши и окна.

Во время пожара трое из мастеровых театра выскочили в окошко третьего этажа на крышу и долго бегали по ней, не находя опасения, будучи окружены со всех сторон пламенем. Двое из этих несчастных в минуту отчаяния соскочили с крыши вниз и убились до смерти. Третий остался на крыше и, задыхаясь от дыма, преследуемый пламенем, жалобно молил о спасении. Но казалось, и ему суждено было погибнуть. Не было ни одной лестницы, которая могла бы достать до крыши высокого здания, и несчастный находился в неизбежной крайности: или погибнуть от пламени, которое постепенно приближалось к  нему, или последовать за товарищами — броситься вниз.

Между тем Марин, брат его и товарищи молча смотрели снизу на страшное зрелище.
Товарищи! вскрикнул он вдруг, — подождите, я пойду, спасу человека.
Товарищи посмотрели на него сперва в недоумении.
С Богом! сказали они, наконец: доброе дело сделаешь.

Не медля ни минуты, Марин обратился к  начальству с просьбою дозволить ему спасти погибающего. Позволение было немедленно дано. Марин снял шубу, шапку, передал их городовому и остался в рубахе. Запасшись веревкою и взяв с собою брата, он скоро пошел по лестнице, приставленной к  стене, но далеко не достававшей до крыши.

Дойдя до лестницы, Марин набожно перекрестился и смело пошел вверх. Обвив веревку вокруг пояса, он ухватился затем за водосточную трубу и по ней стал взбираться наверх. Внизу толпы народа следили за действиями бесстрашного крестьянина; вверху пламя распространялось с яростыо; слышался стук  и треск  валившихся стропил и посреди этого грозного шума плачевный вопль несчастного.
Марин взбирался по водосточной трубе. Было холодно, горячие руки прилипают к  холодному железу, а он лезет все выше и выше. Наконец Марин взобрался на карниз; брат, оставшийся на лестнице, подал ему на веревке ухват, а он с помощью этого же ухвата передал веревку бедняку, находившемуся на крыше.
Зачаливай за что ни попало! крикнул Марин, — да только смотри, покрепче!

Погибавший зацепил веревку за крюк, находившийся на подъездной крыше театра. Марин сложил веревку вдвое, чтобы вернее было и, приказав находившемуся на крыше спускаться осторожно, сам спустился первый. Пока Марин спускался по лестнице, а спасенный им по водосточной трубе, толпа обнажила головы, и крестное знамение сопровождало подвиг одного и спасение другого. В то же время, когда сошел вниз Марин, спасенный им находился уже на лестнице и вне всякой опасности.

Спасибо! молодец! дай тебе Бог здоровья! послышалось со всех сторон.
Многие из присутствовавших наперерыв друг перед другом теснились к  Марину и предлагали кто гривенник, кто целковый, кто несколько копеек. А Марин заботился только о том, как  бы не опоздать на поезд. В три часа он уже сидел в вагоне и 13 марта прибыл в Колпино, где служил прежде.

Подвиг самоотвержения был доведен до сведения Государя Николая Павловича, и Его Величеству угодно было увидеть Марина.
Спасибо за доброе дело. Поцелуй меня и расскажи, как  тебе Бог помог.
В простых словах рассказал Марин, как  было дело. Государь Император, выслушав рассказ, сказал:
Ступай с Богом, и будет нужда, так  приходи ко мне, когда хочешь. Марин был награжден медалью «За спасение погибавших» и, кроме того, ему выдано сто пятьдесят рублей серебром.
Он умер лет десять назад на своей родине, в Иевлеве.

Текст из книги
«Наш край. Ярославская губерния — опыт родиноведения»
1907г. авт. П.А.Критский

файл в формате Word (современный шрифт, добавлены иллюстрации)

сканы в архиве RAR (оригинальный дореволюционный шрифт)

Далее из категории Ярославская губерния: ""