Форма входа


Лидеры просмотров
TOP 10







Поиск на Азбукиведи

Пользовательский поиск в







Приветствую Вас, Гость | Группа "Гости" |
АЗ БУКИ ВЕДИ - "Я буду знать" 

Первая страница на пути в прошлое | Профиль | Регистрация | Вход | Выход | RSS


Первая страница на пути в прошлое » Библиотека материалов 1 » Политика

Всеобщий мир и его заступники. 1898г.

Категория: Политика | Добавил: ivanov (20 Октября 2010) | Автор: EW

 

Всеобщий мир и его заступники. 1898г.

 

 

В самый день открытия памятника Царю-Освободителю с высоты Престола раздалось слово, которое можно назвать великим историческим событием. Русский министр иностранных дел, по Высочайшему Государя Императора повелению, вручил 12-го августа всем пребывающим в Петербург иностранным представителям сообщение следующего содержания:

 

«Охранению всеобщего мира и возможно сокращению тяготеющих над всеми народами чрезмерных вооружений являются, при настоящем положении вещей, целью, к которой должны бы стремиться усилия всех правительств.

 

Взгляд этот вполне отвечает человеколюбивым и великодушным, намерениям Его Императорского Величества Августейшего моего Государя.

 

В убеждении, что столь возвышенная цель соответствует существеннейшим потребностям и законным вожделениям всех держав. Императорское правительство полагает, что настоящее время весьма благоприятно для изыскания, путем международного обсуждения, наиболее действительных средств обеспечить всем народам истинный и прочный мир и, прежде всего, положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений.

 

В течение последних двадцати лет миролюбивые стремления, особенно твердо, укрепились в сознании просвещенных народов!... Сохранение мира поставлено было целью международной политики. Во имя мира, великие державы сплотились в могучие союзы. Для лучшего ограждения мира увеличили они в небывалых доселе размерах свои военные силы и продолжают их развивать, не останавливаясь ни пред какими жертвами.

Однако усилия эти не могли пока привести к благодетельным последствиям желаемого умиротворения.

Все возрастающее бремя финансовых тягостей в корне расшатывает общественное благосостояние. Духовные и физические силы народов, труд и капитал отвлечены в большей своей части от естественного назначения и расточаются непроизводительно. Сотни миллионов расходуются на приобретение страшных средств истребления, которые, сегодня представляясь последним словом науки, завтра должны потерять всякую цену в виду новых изобретений. Просвещение народа и развитие его благосостояния и богатства пресекаются или направляются на ложные пути.

Таким образом, по мере того, как  растут вооружения каждого государства, они менее и менее отвечают предпоставленной правительствами цели. Нарушения экономического строя, вызываемый в значительной степени чрезмерностью вооружений, и постоянная опасность, которая заключается в огромном накоплении боевых средств, обращают вооружённый мир наших дней в подавляющее бремя, которое народы выносят все с большим трудом.

Очевидным поэтому представляется, что если бы такое положение продолжалось, оно роковым образом привело бы к тому именно бедствию, которого стремятся избегнуть и пред ужасами которого заранее содрогается мысль человека.
Положить предел непрерывным вооружениям и изыскать средства предупредить угрожающие всему миру несчастия - таков ныне высший долг для всех государств.
Преисполненный этим чувством, Государь Император повелеть мне соизволил обратиться к правительствам государств, представители коих аккредитованы при Высочайшем Дворе, с предложением о созвании конференции в видах обсуждения этой важной задачи.

С Божьей помощью, конференция эта могла бы стать добрым предзнаменованием для грядущего века. Она сплотила бы в одно могучее целое усилия всех государств, искренно стремящихся к  тому, чтобы великая идея всеобщего мира восторжествовала, над областью смуты и раздора. В то же время она скрепила бы их согласие совместным признанием начал права и справедливости, на которых зиждется безопасность государств и преуспеяние народов".

Мы назвали это правительственное сообщение великим историческим событием. Действительно, если великими событиями называют войны, результатом которых по большей части бывает только маленькое изменение карты Европы, если так  называют, например, наполеоновскую эпопею, этот бесконечный ряд кровопролитнейших войн, которым так усердно занимается история и который привел только к падению одного честолюбивого властителя, то не заслуживает ли во сто крат больше этого названия великодушный почин Монарха, решившегося смело и открыто выступить защитником идеи, которая составляла в течение веков заветную мечту лучших людей всех народов?

Писатели и мыслители, — эти духовные вожди народов, — люди, группирующиеся около их знамени, все, кто понимает великое зло войны, кто способен сострадать ее бесчисленным жертвам, нашли теперь себе такую мощную опору, такого надежного защитника, каким является Верховный Вождь 13-миллионного народа. Уже один этот результата имеет громадное значение. Если до сих пор идея всеобщего мира находила себе с каждым днем все больше и больше сторонников, то теперь число их будет возрастать с небывалою еще быстротою, потому что возбуждена надежда, что мечта перестанет быть мечтою, что она, наконец, сбудется. Этот смелый почин, это признание возможности если не прекращения войн, то ослабления бесконечных бедствий вооруженного мира, уже само по себе является таким важным и ценным приобретением, таким подвигом великодушие и человеколюбия, что Виновник его смело, может быть причислен благодетелям рода человеческого и заслуживает названия Царя-Человеколюбца.

Пред нами отзывы главных органов общественного мнения Европы. "В тот день, когда Царь открывал памятник незабвенному для всех русских Царю-Освободителю, он увенчал собственную голову лаврами миролюбия и воздвиг себе незыблемый памятник", — так выражается официозный орган германского правительства. "Франко-русский союз сулил то, чего одна Франция не могла совершить, и ныне он сдерживает свое обещание", — говорит одна из французских газет. "Предложение русского Императора — великое политическое событие, которое, если б даже не привело тотчас к  успеху, все-таки делает большую честь Ему и Его правительству", — говорит влиятельнейшая английская газета. "Коль скоро правда раздается с места, откуда легче всего применить ее на деле, то это является таким моментом, важнее которого вряд ли представляет история", — так выражается одна из венгерских газет, а другая прибавляет: "русский Царь объявил воину войне". Влиятельнейшая венская газета с своей стороны замечает: "Если суждено будет величественной идее осуществиться, то для Европы наступить новая культурная эпоха, и имя нынешнего Царя должно быть начертано на одной из прекраснейших страниц истории".
Наряду с этими восторженными отзывами, высказываются, однако сомнения относительно возможности немедленного осуществления великой идеи. Но это и не имеется в виду: пока речь идет только о том, чтобы ослабить бедствия вооруженного мира и положить предел все увеличивающемуся развитию современных вооружений. Россия предлагает Европе вместе обсудить средства достижения этой цели. Французский официозный орган, "принимая с трепетом радости и волнения царские слова", вспоминает изречение знаменитого французского писателя, говоря, что "для Западной Европы свет идет с севера", и что свет этот своим появлением поразил весь цивилизованный мир. Свет, конечно, бывает различный. Но от кого же зависит, чтобы свет, озаривший теперь внезапно Европу, оставался только северным сиянием дивной красоты или превратился в согревающий и животворящий солнечный свет? Не от самой ли Европы, не от тех ли, кто сомневается? И не имеем ли мы права обратиться к ним со словами: маловерные, вы хуже вашего праотца Фомы, потому что он, коснувшись открытых ран Господних, уверовал в воскресение, а вы, касаясь бесконечных ран, наносимых человечеству войною, не хотите уверовать в конечное торжество света над тьмою, добра над злом..."

В виду великодушного почина Императора Николая II в деле ослабления бедствий вооруженного мира не мешает вспомнить тех исторических деятелей, которые выступали горячими защитниками идеи о прекращены воины. О них прекрасно напоминает посвященная России картина французского художника, г. Динжэ, выставленная в парижском салоне текущего года и воспроизведенная в настоящем нумере Нивы. На заднем плане, между ветхозаветными пророками Исаиею и Михеем, проклинавшими воину, и Конфуцием и Буддою, проповедовавшими объединение людей в духе взаимной любви, художник  сгруппировал, с одной стороны, древних греков: Аристида, Аристофана и Платона, в особенности же амфиктионов - первых третейских судей в международных спорах, а с другой - Цицерона, Антонина, Марка Аврелия и тех римских жрецов, на которых было возложено решать вопрос, справедлива ли данная война. В центре находится апостол Павел, как  выразитель христианского учения, Григорий Турский, выступавший неоднократно третейским судьей между франкскими королями, и Людовик  IX, решавший споры между королями и баронами. Тут же направо виднеется характерная фигура Данте, провозгласившая, что "везде, где есть спор, должен быть и суд".

С Генриха IV начинается новое время. Он первый задумал федерацию всех европейских народов. Налево от короля мы видим Гроциуса, Пуфендорфа, Канта, Лейбница — государствоведов и философов, защищавших право в международных сношениях или идею о всеобщем мире; направо - Фенелона, Мирабо, Руссо, Бентама, Ламартина, так  же горячо отстаивавших эту великую идею.

В центре картины стоить император Александр III, которого все называют Царем Миротворцем; немного позади - бельгийский король Леопольд I, неоднократно бывшим третейским судьею в международных спорах, а около императора Александра III -профессор Мартенс, которому покойный государь поручил изучить международные споры, возникшие по поводу голландской Гвианы и рыбных промыслов на Новой Земле. Справа виднеются: покойный президент, французской республики Карно, Ж. Симон, Гладстон, Кобден и другие государственные люди, деятельно защищавшие в парламентах мысль об учреждении международного третейского суда или сами выступавшие в качестве судей. Тут же восседает пана Лев ХIII, как  посредник  в споре между Германиею и Испанией из-за Каролинских островов.

Налево мы видим президентов Кливленда и Гарфильда, решительных сторонников третейского суда. Затем следуют баронесса Зутнер, известная австрийская писательница, всецело и очень успешно посвятившая себя проповеди всеобщего мира, государствовед Блюнчли, Кастеляр и другие  лица, содействовавшие распространению мысли о необходимости замены войны между народами третейским судом. За ними виднеются представители тех 17 американских государств, которые по инициативе Соединенных Штатов постановили на вашингтонском конгрессе 1890 года, впредь не прибегать к войне для решения возникающих между ними споров и подвергать их третейскому суду.

 

 


Просмотров: 2585 | Теги: всеобщий мир | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]

Copyright roma@rio © 2018