Ранее из категории Политика: статья ""

Военные действия между Испанией и США 1898г.

Политическое обозрение.

Военные действия между Испанией и Соединенными Штатами ограничились за последнее время отдельными эпизодами, не имеющими пока решающего значения для дальнейшего хода кампании. На Филиппинских островах действия приостановились, так  как  у американцев нет пока соответствующего десанта. Прибывший в Гонконг американский вестовой пароход привез официальные депеши адмирала Девея, переданные немедленно по кабелю в Вашингтон: в одной депеше, от 19-го апреля, Девей донес, что, подойдя на рассвете к  Маниле, он атаковал неприятеля, уничтожив десять испанских военных судов разного типа; американская эскадра не пострадала, только несколько матросов ранены. В другой депеше, от 22-го апреля, адмирал сообщил, что занял военный порт Кавитэ, разрушив его укрепления и батареи у входа в залив, и взял с гарнизона честное слово, что он будет вести себя спокойно. Далее адмирал сообщил, что вся бухта в полной власти Девея, что здоровье команд и дух их превосходны, потери испанцев еще не приведены в известность, все больные и раненые испанцы приняты под покровительство адмирала и переведены в госпиталь, находящейся внутри американской линии, и что все иностранцы будут приняты под защиту Девея. Морской министр телеграфировал Девею, что президент Мак - Кинлей предложить конгрессу вотировать адмиралу благодарность всей нации.

По сведениям Агентства Рейтера, Левей предложил испанским чиновникам продолжать службу под американским флагом до окончания воины. Испанский адмирал со своей стороны донес генерал-губернатору островов о бесполезности и невозможности продолжать сопротивление, предпочитая в интересах человечества сдаться американцам, хотя готов сам сражаться и умереть.

В американских военных кружках большое значение придавалось испанской военной эскадре, стоявшей у островов Зеленого мыса, так  как  от неё; зависел план предстоящих действий. Несколько дней тому назад эта эскадра снялась с якоря, и американцы стали ожидать генерального сражения в Атлантическом океане, так  как  военными авторитетами Штатов высказывался взгляд, что переправа войск  на Кубу не должна быть предпринимаема до тех пор, пока испанский флот не будет уничтожен. Тем временем в Тампе сосредоточен уже двадцатитысячный отряд, готовый оказать поддержку кубинским инсургентам, действующим под начальством Максима Гомеса, и заготовлены транспортные суда для перевозки сорокатысячной армии. По дальнейшим известиям, грандиозные приготовления в Тампе имеют в виду занятие Кубы и Порто-Рико.


Американские войска с нетерпением ждут начала настоящих военных действий на самой Кубе, так  как  до сих пор все эти встречи одного, двух крейсеров с миноносками или безрезультатные обстреливания испанских портов зарядами, которые точно нарочно не долетают до неприятеля, представляют скорее маневры, чем войну. Энтузиазм среди войск и во всем населении Соединенных Штатов растет со дня на день; помимо правительства, затратившего уже более 150 миллионов долларов на военные расходы, многие богачи на свой счет снаряжают целые отряды и перевозят их в Тампу, — центральный пункт, из которого двинутся американские войска на Кубу. Войска эти богато снабжены съестными припасами, — предметом столько же важным, как  и оружие, при отдаленности театра военных действий. Что же касается вооружений и экипировки войск, то на них затрачены Америкою громадные деньги, и наши рисунки (стр. 399) наглядно показывают, как  все у американцев устроено практично. Они вполне постояли за себя и в таком, по-видимому, для них непривычном деле, как  военное снаряжение. Всякие обычные внушительные каски, плотные тяжелые мундиры, грузные ранцы заменены легкой свободной курткой, широкой шляпой и перекинутым через плечо ружьем с патронташем на поясе. Ничто солдата не стесняет, и свежий, бодрый он может исполнять свою убийственную в буквальном смысле работу без всякой помехи.

Но пока все еще происходят военные действия на море. Предполагая, что испанская атлантическая эскадра идет на Порто-Рико, американцы стали ждать сражения у этого острова. Коротенькое сообщение из Ки-Веста, что к  этому порту приближаются два американских судна, по-видимому, сильно поврежденные, как  бы подтверждало состоявшийся бой в океане, оттуда, будто бы, слышна была сильная пушечная пальба. Дальнейшая телеграмма из Ки-Веста, однако, известила, что прибывшие суда пострадали 25-го апреля от испанских батарей с кубинского берега у Санта-Клара. Неизвестность местонахождения испанской эскадры вызвала тревогу в Нью-Йорке. Адмирал Сэмпсон, почти сняв блокаду Кубы, пошел "навстречу" неприятелю, а летучая американская эскадра оставалась все время у атлантического побережья в ожидании испанцев. Но депеши из Лондона и Нью-Йорка рассеяли все опасения достоверным, будто бы, сообщением, что испанская эскадра вернулась в Кадикс. Вслед за этим, однако, получено было известие, что вернулись лишь незначительные суда, главные же силы эскадры плавают у острова Мартиники. Таким образом, внимание политических кружков обращено было на антильские воды, где действительно последовали серьезные действия, хотя пока и без участия испанской эскадры. Американцы стали энергично переправлять войска на Кубу. По донесениям генерала Бланко в Мадрид от 1-го мая, попытки американцев сделать высадку в различных пунктах, однако были отбиты. В то же время адмирал Сэмпсон появился 1-го мая на рассвете у Сан-Хуана на острове Порто-Рико и стал бомбардировать город: обратил один форт в развалины, заставил иностранных консулов и несколько тысяч жителей удалиться внутрь острова. По официальному донесению генерал-губернатора, американцы в течение трех часов поддерживали сильную канонаду; крепостные батареи отвечали энергичным огнем из круповских орудий и, причинив эскадре серьезные повреждения, заставили ее удалиться; повреждения батарей незначительные, убитых и раненых немного; энтузиазм в городе большой. Понятно, что это донесение вызвало энтузиазм и в Мадриде. В то же время в Мадриде вышло 3-го мая официозное сообщение, что дела на Кубе идут для Испании весьма благоприятно: два испанских крейсера успешно атаковали американские суда, блокирующие Гавану, с целью собрать в этом пункте возможно большее число неприятельских судов, что, по донесениям Бланко, вполне достигнуто, так  как  4-го мая перед Гаваной стали вне выстрелов крепостных батарей одиннадцать американских судов.

Несмотря на серьезность предстоящих военных событий, внутренние дела Испании внушают сильные опасения: вздорожание хлеба вызвало острый кризис; беспорядки в разных городах вызывают много человеческих жертв; волнения продолжаются и при осадном положении; порядок  кое-как  восстановляется энергичными мерами полиции и войска, но во всей стране накопляется материал для крупного государственная переворота. Министерский кризис разрешился отставкой всего кабинета. Королева-регентша опять поручила Сагасте составить новое министерство. Палатам послана просьба, отсрочить свои заседания до сформирования нового правительства.

Прекращение подвоза хлеба из Америки вызвало его вздорожание и в Италии: по всей стране началось брожение, принявшее угрожающий характер. Отмена хлебных пошлин не удержала повышения цен, между тем эта мера окончательно расстраивает государственный бюджет Италии. Хлебный кризис послужил поводом для революционных движений во многих крупных центрах, особенно в Милане, Флоренции и Неаполь: толпы населения строили баррикады, пускались в отчаянные схватки с войсками; повсюду оказалось множество убитых и раненых. Правительство очутилось лицом к  лицу с заранее подготовленным революционным движением: объявлено осадное положение, созваны все резервисты — около ста тысяч человек, чтобы обеспечить возможность подавления мятежа. С целью облегчить положение населения, правительство отменило некоторые налоги и предполагает начать обширные  общественные работы. Все это движение, подавляемое кровью, совпало с чествованием 26-го апреля в Турине 50-летнего юбилея итальянского парламента. Отвечая на торжественные приветствия, король Гумберт, в виду революционного движения в стране, закончил свою патриотическую речь выражением, что он "как  король и итальянец", глубоко огорчен, и что его горе уменьшается только горячей верой в будущее страны; при этом король напомнил, что "его дом всегда держался и будет держаться доверием народа".
Далее из категории Политика: статья ""